Поиск Исцеления - II

Когда я только начал заниматься Рэйки, я говорил о нём, как о естественном исцелении или как о целостном исцелении. Исцеление, исцеление – это слово возникало вновь и вновь! Что это означало? Я заглянул в словарь, и обнаружил, что корень этого слова – греческий, означающий «целое». Тут ко мне пришло просто понимание: Рэйки исцеляет, делая всё снова целым. Эта концепция мне помогла. Она дала мне направление к пониманию моего опыта в Рэйки и некоторых вещей в учении миссис Таката, таких как «Рэйки идет к корню проблемы». 

 

Достаточно легко представить часть, касающуюс физического исцеления. У меня есть образ того, что означает стать опять цельным для моего физического тела. Даже когда проблема была внутренняя, у меня возникал сложный образ, смысл чувства физического здоровья, так что стать целым (исцелиться) – это просто вернуться в состояние физического благополучия.

 

И пока я практиковал и боролся с этой концепцией становления целостным, как человек, это становилось всё более сложным. Делала ли меня моя практика Рэйки более цельным, как человека? У меня были переживания, дающие мне возможность так думать, когда я делал сеансы себе и другим. У меня был опыт, когда Рэйки шло к корням проблемы; иногда корни были на физическом уровне, а иногда на ментальном, эмоциональном или духовном. Я начал видеть, что исцеление может быть и мгновенным феноменом, и растянуться на всю жизнь. Стать цельным для меня – это стремление на всю жизнь, и Рэйки всегда под рукой, чтобы помочь мне.

 

Мое путешествие узнавания чего-то по поводу исцеления всегда приходило во время сеансов себе, другим, и когда мне делали сеанс. Это обучение было волшебным и красивым, а иногда и болезненным.

 

На второй год моей практики я познакомился с женщиной, которую я назову Мари; я стал делать ей сеансы. У Мари был серьёзный артрит, диагностировали его семнадцать лет назад. Каждое утро Мари приходилось тратить от двух до трёх часов, чтобы обрести достаточно подвижности, чтобы смочь ходить. Она отказывалась пользоваться креслом-каталкой и не хотела, чтобы кто-то знал о её дефекте и о том, что ей было так больно.

 

Я делал ей сеансы каждый день. После примерно недели сеансов, она начала получать «переживания» во время сеансов. Она начала вспоминать ситуации из детства, когда она чувствовала себя обиженной, неувиденной и нелюбимой своей семьей. Когда всплывали такие воспоминания, она рыдала.

 

Это была роль, которую Мари взяла на себя в семье; «та, которая сильная», т.е. каждый всегда мог положиться на неё. 

 

У Мари были две дочери, подростки, которые в то время жили с ней. Они заметили, что их матери становилось лучше. По-своему, по-подростковому, они говорили ей, что она «выглядит менее увечной». Мари осознавала, что она стала чувствовать себя гораздо лучше.

 

 

Примерно после трёх недель сеансов она сказала мне, что не хочет больше получать сеансы. Я был убит горем. Ведь я пришёл, чтобы очень хорошо заботиться о Мари. Делать ей сеансы было чудесным опытом для меня, и более того, иногда это было мистическим опытом.

 

Я почувствовал себя опустошённым. Было больно. Я верил, что Рэйки «шло к корням проблемы». Я верил, что корень болезни Мари – в эмоциональной боли, которую она несла из своего детства. Я также верил, что обнаружив это, Мари выберет жить и нести физическую боль вместо эмоциональной. Мой урок был в том, чтобы принять то, что у неё  было право выбирать, и что мне нужно уважать со смирением и состраданием выбор тех, кому я делал сеансы.

 

Это был трудный урок для меня. Трудно было принять, что моя любовь и забота об этом человеке были привязаны к тому, что я хотел для неё, и к тому, чего хочет она, как я думал. Трудно было не делать свои убеждения и воззрения более важными, чем её выбор, её путь в жизни. Могу ли я сделать это без суждения… хм… Я работаю с этим. Я вижу это как часть моего пути к исцелению, к тому, чтобы стать цельным.

 

© 2013 Usuireiki.ru
All rights reserved.
Privacy

images © Michael Hartley

The Reiki Alliance

The Reiki Foundation International