Что в слове этом… или Прослеживая нашу недавнюю историю Рэйки через ключевые слова

Я вновь говорю об очевидном: мир обучения и практики Рэйки потрясающе расширился и изменился за последние несколько лет. Значительное количество мастеров называет ценностью для себя верность практике и обучению так, как они его получили. Особенно Филлис Фурумото, как преемница миссис Таката, и многие другие мастера Такаты.

Ценность сохранения, верность практике разделяется многими. Когда я вспоминаю учение миссис Таката, две вещи приходят мне на ум: «Делай вот так» и «Рэйки научит тебя». Она говорила четко и громко: «Делай вот так!». Она требовала, чтобы вы так делали. И поправляла, если вы так не делали. Некая гибкость была, и она определяла границы. Она также говорила: «Рэйки научит тебя». Мы все прочувствовали правду этого – Рэйки учит нас жизни, исцелению, знанию себя. Верность практике «Делай вот так» - предсказуемая, надёжная форма, через которую Рэйки учит нас в этой дисциплине. Нам также ясно, что практика – это дисциплина.

В 1992 году в сообществе мастеров прозвучала просьба, и она была услышана: Определить, обрисовать Систему Усуи. Сильные слова: определить, обрисовать, выразить словами. Просьба пришла как естественная и предсказуемая реакция на путаницу, ведь взглянув на мир, можно увидеть мир Рэйки и много разных других вещей, называемых этим же словом. Является ли это одним и тем же? Делают ли все одно и то же? Система была, сохранилась ли она? Что определяет систему?

Реакция естественная. В те времена, когда обучала миссис Таката, было немного слов, немного вопросов, но много воплощённости. Она вложила в своё учение более чем 40-летнюю практику. Когда вы находитесь в присутствии такой дисциплины, посвящённости, опыта, воплощения, тогда вы понимаете. Если у вас не было такого опыта, тогда у вас возникают описания, объяснения, слова. Она не только говорила: «Делай вот так!», она распространяла это вокруг себя. Большинство из её мастеров жили в преданности практике и обучению этой форме даже без того, чтобы сознательно подумать: «Я должен делать это вот так», это происходило автоматически.

После смерти Такаты  у её мастеров остался личный опыт, восприятие своего мастера, её слова. Каждый делал лучшее, что мог, воплощённость, которая приходит со временем, приходит только со временем. И поскольку мастеров инициировали мастера все с меньшим и меньшим опытом, в среде возникало всё больше личной свободы, и всё больше и больше возникало изменений. В какой-то точке просьба об определении системы стала неизбежной, необходимой.

Споры о том, у кого есть право и авторитет для определения Системы Усуи, также неизбежны. Все чувства, трудности,  страхи, парадокс, которые мы, как люди, несём в себе, выходят на поверхность, и мы много веселимся, часто в форме очень серьёзных, щемящих сердце обсуждений.

У миссис Таката был авторитет для определения системы. Мне совершенно ясно, что её преемник, Филлис Фурумото, унаследовала эти полномочия. Мы можем использовать термин «преемник», Грандмастер, носитель Духовной Линии, мы можем говорить терминами Духовной Линии. Мы изо всех сил пытаемся дать название очень простому феномену в целительских и духовных практиках, особенно приходящих с Востока, - преемственность. Преемственность – это о «передаче чего-либо», наследия, ответственности, роли, обязанностей, соединённости. Это часть встроенной структуры для обеспечения продолжения основной целостности и духа практики. Роль является частью формы. Такова историческая практика.

В то время, когда в сообществе возникла просьба об определении, разворачивалось другое событие. Я признаю свою роль в поддержке, в содействии заботе о системе. Что было важно для меня, для обоснованности моего «знания», это то, чтобы это было увидено и признано самой Филлис, это должно было быть, и так оно и было. В то время, когда появилась просьба об определении, я был там, чтобы ответить на неё и проделать необходимую работу.

И когда появилось определение, следующим шагом было установить отношения с этим определением. Слово «сонастройка» стало частью нашей истории.  Наши уникальные и индивидуальные отношения с учением миссис Таката «Делай вот так», …. Но, но… меня учили так! Почему ты меняешь систему? Как мог мой мастер обмануть меня?» Все это работало. «Мой мастер учился у ____! Что о себе думает Пол/Филлис?» Естественные, предсказуемые реакции.

Призыв к сонастройке с формой Системы Усуи, как она была определена, это процесс, который проходит каждый из нас. Для некоторых процесс заключается в том, чтобы отвергать сонастройку, идти собственным путем. Для других ценность  в том, чтобы быть верным практике системы в форме, пришедшей из Японии в западный мир, так как учила миссис Таката. Мы пришли к пониманию, что каждый из нас получил эту практику  от своего  учителя, как именно ту практику, и практика выглядит по-разному из-за различий в общении между людьми. В какой-то точке мы просто способны принять это, и тогда наши сердца открываются процессу сонастройки.

Процесс включает в себя обучение, информацию, исследование, отпускание, время,  согласованность времени. Это священный процесс, потому что сама практика священна. Это должно быть сделано с уважением, терпимостью, вдумчивостью, любовью.

Что это, что мы ценим; что это, к чему мы надеемся прийти?

Общая практика. Прошло много времени, с тех пор как Филлис сказала (и это правда и для меня), что когда мастера миссис Таката впервые собрались вместе, мы сидели в группе, в которой была общая практика. Теперь уже нельзя этого сказать о кругах Рэйки Мастеров. Общая практика является ценностью для многих из нас. Вот почему мы в этом процессе. Это важно для нас и для системы, которую мы храним как сокровище. Общая практика – это ценность, потому что мы понимаем, что в нашей системе дисциплина «Делай вот так» - это существенная и необходимая часть нашей практики. Это не означает, что мы теряем свою свободу, что у нас нет выбора, что нам не нужно будет поводить собственные исследования и изучение, это означает, что есть место, куда можно вернуться, центр, сердцевина, точка покоя. Многие из нас знают, что это правда, исходя из истории и из своего сердца. Также правда и то, что часть нас всегда будет бороться против дисциплины, необходимости сдаться и отпустить свой призыв. Любой хороший студент будет против всего этого, и это тот песок, что полирует наш дух.

Лицензирование – это о признании и разрешении. Когда кто-то получает лицензию на что-то, подразумевается, что есть подготовка, знание, сила. Есть разрешение на использование чего-то,  есть торговая марка, отличительный знак, символ принадлежности.

Филлис могла бы выбрать лицензирование мастеров, чтобы использовать особый логотип с торговой маркой, который признавал бы тех мастеров, которые пришли к определённому уровню сонастройки с определением системы. Это могло бы означать, что они достигли уровня и решили следовать форме общей практики. Это могло бы быть отличительным знаком. Тогда этого не произошло. Процесс лицензирования был отложен. Это был один из возможных способов проявления того, что мы пытались сделать в мире. Способ, который мы сейчас не будем пытаться пробовать.

Лицензирование – это сильное слово. Все слова, выделенные жирным шрифтом, сильные. Они были частью нашей истории и немного придали ей форму за последние годы. Я вижу появление этих слов силы как естественное и неизбежное продвижение в наших жизнях в этой практике. Естественное – из-за нашей человечности, неизбежное – из-за истории. Я не чувствую, что меня это уменьшает, я чувствую, что мы (я) не достаточно эволюционировали. Я хочу поддержать себя, вас, всех, кто использует это слово и выполняет практику, называемую Рэйки, с большим состраданием. Мы все делаем лучшее, что можем, с наибольшей мудростью, пониманием, прозрением и добрыми намерениями.

Я вижу, что лучшее, что я мог в те времени, не давало желаемого или необходимого результата. Оглядываясь назад, я часто вижу, что чуть с большим пониманием и прозрением, я мог бы действовать по-другому. Я могу судить действия и намерения самого себя, а также и других (особенно других).

Когда я спокоен и могу выйти за пределы эмоции или пройти сквозь них, когда я помню о принципах, тогда я вижу, что просто должен доверять процессу. Ведь это процесс жизни, и это всё, что есть. Я желаю учиться. Желаю научиться большему состраданию. Желаю делать всё лучшее, что могу – для себя, для других, для моей замечательной системы исцеления. И я знаю, что и для вас это так же.

Я приглашаю нас двигаться вперёд к общей практике. Филлис и я, и многие другие делают самое лучшее, чтобы сделать этот процесс как можно яснее. Мы не будем совершенными, мы будем самими собой. Есть определённое движение в этих словах: определение,  сонастройка, общая практика. И это единственное направление, в котором может двигаться моё сердце, поэтому это то, что я выбираю.

 

© 2013 Usuireiki.ru
All rights reserved.
Privacy

images © Michael Hartley

The Reiki Alliance

The Reiki Foundation International